Поиск в Яндекс

Каддафи и Ливия

Юрий Мухин

Уроки Каддафи: 42 упущенных года

ЕСТЬ ПОВОД ЗАДУМАТЬСЯ

Газета «Взгляд» – это издание не для патриотов или противников нынешнего режима, это издание для «солидных» людей. Как ни странно, она проводит опрос общественного мнения с правильным вопросом «За кого вы болеете в конфликте между Каддафи и западной коалицией?» http://vz.ru/vote/846/. На момент написания этих строк, проголосовало почти 35 тыс. «солидных» людей. Менее 6% из них болеет за западную коалицию, а почти 80% – за Каддафи.

Я, разумеется, тоже проголосовал за Каддафи, хотя я за него не болею. Болеть – жалеть. А мне Каддафи не жалко. Он исполняет свой долг мужчины и революционера – чего его жалеть? Жалость его унижает. Если он сумеет этот свой долг исполнить до конца, то есть, победит или погибнет в бою за свои идеалы, его надо будет не жалеть, а уважать и восхищаться им. Как мужчиной и революционером.
К сожалению, на мой взгляд, в остальном полковником Каддафи восхищаться не приходится .
У Каддафи много недоработок, но, чтобы не распыляться, укажу на три, на мой взгляд, наиболее существенные. Итак, Каддафи за 42 года не сумел или не захотел:


а) создать из населяющих Ливию племен ливийский народ;

б) создать государство «Ливия»;

в) консолидировать вокруг Ливии максимально возможное количество союзников.

 

Сначала о народе. Этот институт, казалось бы, должен существовать сам по себе, ни от чего не завися. Но опыт показывает: если есть вождь, преданный народу, то есть и народ, нет вождя – народ превращается в быдло, которое из врожденной деликатности приходиться называть населением. Был Сталин, и в СССР был народ, самоотверженный, не жалеющий ничего ради будущих поколений. Воссело на месте Сталина горбачевское быдло, и народ превратился в тупое и алчное население, заботящееся только о себе.

С Ливией этот закон не сработал – вождь, как будто, был, но единого народа все равно нет. Есть племена, которые сами по себе, а Ливия сама по себе. Глава Ливии Каддафи этого не мог не видеть. Почему он ничего не предпринял для создания единого народа из ливийского населения? Почему оставил Ливию территорией, на которой проживал не ливийский народ, а 140 родов и кланов?

 

У Ливии огромные запасы самого разнообразного оружия, к примеру, почти 1000 танков было в строю и еще 1200 на хранении, почти 2000 боевых машин пехоты и бронетранспортеров. Артиллерии калибра более 122-мм, как самоходной, так и буксируемой, – 1200 стволов, реактивных систем залпового огня – более 800 установок. И т.д. и т.п. Население Ливии способно поставить призывной контингент почти в 3 миллиона человек, ежегодно достигают призывного возраста почти 120 тысяч человек. А в результате оказалось, что некого призвать на защиту Ливии от нескольких тысяч слабо вооруженных бандитов.

 

Далее, такой же точно фикцией, как и ливийский народ, оказалась славная Джамахирия. Джамахирия, как государство, немедленно накрылась медны тазом, как только Джамахирия потребовалась не для того, чтобы халявное бабло от нефти распределять, а для тяжелого дела защиты народа Ливии.

 

Любому народу, в том числе и нам, народам России, государство нужно единственно затем, чтобы организовать нас на свою самозащиту в случаях, когда мы в одиночку или малыми сообществами не можем себя защитить или нам самим это не выгодно делать. Эта всегда была и есть задача государства, для этого государства изначально создавались. А раз мы защищаться будем сообща, то состоять государство должно из нас, населения, и органа управления нами – законодательной власти. Законодатель может быть в одном лице – царь, и если царь свои обязанности по организации населения на защиту народа добросовестно исполняет, то это государство будет самым, что ни на есть, демократическим, хотя и будет называться монархией.

 

Каддафи не сумел организовать свою Джамахирию таким образом – не сумел делократизировать свою демократию и в этом его вина. За эту вину он сейчас расплачивается сам, но даже если он погибнет на поле боя, то его гибель – это все равно чепуха по сравнению с тем, что вместе с ним гибнут и тысячи не самых плохих ливийцев, и еще погибнут десятки, если не сотни тысяч.

 

У  Каддафи было 42 года для создания такого государства, которое бы не исчезло при первой же серьезной трудности.

Он эти годы упустил.

А эти годы можно было потратить не только на разработку образцов парадных мундиров для личного показа их публике, но и для осознания того, что главным оружием, еще со времен Первой мировой войны, стала пропаганда. Каддафи потратил огромное количество денег на вливания в африканские страны денежной халявы, что было совершенно непродуктивно. СССР и Россия также тратили огромные усилия на помощь своим «братьям», но уже 20 лет назад стало ясно, что толку от этого ноль – даже благодарности от этих «братьев» не получишь, хоть нефтью их залей, хоть сам кровью залейся для их свободы.

Необходимость обороны страны настоятельно требовала от Каддафи создать общемировой информационный канал, что-то типа «Аль Джазиры», начав с Африки и далее по всему миру. Канал следовало бы позиционировать, как общеафриканский, потенциальный рынок его продукции огромен – это сама Африка, это Европа, с огромным контингентом африканцев, это США, с их 40 миллионами негров, Бразилия. Канал мог занять вполне приличные позиции в Индии и Китае, поскольку Африка является потенциальным направлением эмиграции из этих стран и рынком сбыта их продукции. Это оружие было бы более эффективным, нежели С-300, это было бы сравнимо с ядерным оружием.

***

Очень сочувствую Каддафи, желаю ему победить всем чертям назло, но только дурак учится на своих ошибках, посему для нас очень важно осознать ошибки, допущенные Каддафи.

Ю.И. Мухин

Изложено с сокращениями

Статья полностью

Оставить комментарий